обосрать/расцеловать мобила, мыло, аська, места в сети парад одного урода проза, стихи, картинки Артем Явас рекомендует попытка автобиографии Анонсы & ЖЖ
РЕВАНШ 2008 new

ПОПЫТКИ ЮМОРА


Я ТОЖЕ БЫЛ ПОДОНКОМ


поэзия
картинки

читали: 127
отзывов: 7
   
 

ПОСТОЯЛЕЦ

Федя проснулся от холода и сперва ничего не понял: он одетый валялся в незнакомом месте. В карманах было пусто.
— Во бляа… — пробормотал в тоске Федя, кое-как усаживаясь и с подозрением оглядывая ландшафт. Не то чтобы место было совсем уж ему незнакомо, вот только Федя не мог взять в толк, чего ему понадобилось на набережной, да еще в такой шторм.
Федя горько икнул и покачнулся — штормило его взаправду не по-детски.
Вчера Федю взяли на новую работу. В газету, компьютерщиком. Программирование плюс верстка. А вечером он выставлял магарыч. Может, и не выставил бы, да напарник — верстальщик Козолупов — выразительно намекнул. Да еще глазами на баб показал. Федя и повелся.
Сначала пили в «Серне», потом бухали в парке на лавочке, потом бабы захотели шампанского, потом их понесло еще куда-то, а потом… потом Федя не помнил. Мыслилось с трудом, и вообще ощущение было такое, будто там, в голове, давно не пылесосили. Единственное, что он сейчас мог более-менее отчетливо сообразить, это то, что рядом нет ни баб, ни Козолупова, а он вот сидит на набережной, голова как котел, и на работу пора идти... В кармане ни копейки, на штанах засохла чья-то какашка, и не отчищается, дрянь... Как с этой какашкой теперь домой добираться? Пешком-то уж точно не дойти… А дома стоит пиво, полхолодильника им забито. Федя даже застонал, так ему вдруг захотелось пить.
Спустился всё же по ступеням к воде, поплескал в рожу. Увидел среди мазутных разводов винную бутылку без этикетки. Заткнутую.
— Всюду мусорят, гады, — сказал Федя злобно. Сейчас его всё злило.
«А вдруг там осталось что-то», — ворохнулась внезапная надежда. Федя выловил бутылку и вырвал зубами пробку. Из отверстия немедленно пошел дым.
— Тьфу ты! — Федя закашлялся и заматерился одновременно. Из дыма высунулось малопривлекательное бородатое лицо.
— Вот услужил, братан, — сказало лицо. — А то тут наркоманы какие-то лазили, всё меня за глюк принимали. Выловят — и бросят. Выловят — и бросят... Козлы. А ты, я вижу, хороший человек. Так что три желания твоих — по-любому!
«Белка!» — Федя покачнулся и сел на холодные булыжники.
— Домой хочу, — грустно проскулил он, прикладывая бутылку к пылающей голове.
— Нема проблем, брателла. Или я не джинн. Оп!
— Ик! — сказал в ответ Федя. Он собирался вдобавок еще и наблевать, даже вытянул шею, чтоб не запачкаться, но обо что-то сильно треснулся головой и вдруг понял, что сидит перед холодильником. У себя дома. На белой дверце красовалась вмятина.
— Ты заходи, если чо, — сказало лицо и спряталось в бутылку. Но Федя уже его не слышал — с ревом оторвав у холодильника дверцу, он сгреб лапищей и вылакал ближайшие к нему шесть пивных бутылок, срывая крышки крепкими зубами. Минут десять кухню сотрясала громоподобная отрыжка. А еще через полчаса жизненный тонус окончательно вошел в норму, и счастливый Федя поехал на работу.
Первым, кого он встретил, был мерзавец Козолупов с перекошенной похмельем рожей.
— О, молодой! — обрадовался он. — Ну ты и нажрался вчера! Рыгал так, что даже девочки убежали, я их еле нагнал. Ну-ка, сгоняй за пивом, штраф с тебя!
Федя молча удалился в свою конуру и стал греметь там клавиатурой.
Помаявшись с полчаса, Козолупов ушел за пивом сам, и атмосфера в помещении несколько разрядилась. Федя воспрянул духом.
— Врет, скотина… — подумал он. — Подначивает! Если я б и правду рыгал, откуда тогда какашке взяться?
Успокоившись, он принялся верстать телепрограмму.
За стеной в это время громко обсуждались последние новости, которые как раз шли по телеку. Бабы без перебоя орали и хохотали, обсасывая, кого из аппаратчиков сняли с должности на этот раз. Видать, все эти фигуры крепко им досадили, потому как после каждой произнесенной фамилии раздавался чуть ли не шквал аплодисментов. Когда же обсуждать стало уже некого, принялись мечтать: а что, если бы сняли такого-то мэра или сякого губернатора… а то и, — чем черт не шутит — министра какого-нибудь…
— Вот это был бы материал! — мучительно говорила Леночка, молодая репортерша с задницей сикстинской мадонны, и грызла карандаш.
— Ну, а чем тебе наш мэр не материал? С него и пиши, — говорил карикатурист Пуздилов.
— Не то… мелковата фигура, — она морщила носик и едва не плакала.
Эта Леночка вчера весь вечер так заразительно смеялась между водкой и пожиранием пирожных, что Федя теперь без боли не мог на неё смотреть. Его бы воля, он этой мадонне, конечно, так заправил бы, что все пирожные обратно вылетели. Это Федя умел. Однако претворить план в действие мешало смутное и постыдное чувство субординации. Потому что, хоть она и носила на пальце кольцо, все же постоянные Леночкины визиты к начальству, после которых у неё неестественно блестели глаза, не могли не внушить Феде определенных подозрений — мрачных и неутешительных, по большей части рисующих современных женщин обнаглевшими нимфоманками с уклоном в карьеризм.
Се ля ви, как сказали бы французы.

 

Он и дальше бы слушал треп сослуживцев, но к обеду гормоны так разыгрались, что Федя окончательно потерял голову. Дождавшись момента, когда сослуживцы удалились в курилку, он подошел к Леночкиному столу и для затравки ляпнул:
— Сенсации всё ищешь…
Леночка в это время занималась другим – красила губы – но ответила неожиданно томно и в тон:
— Ищу, ищу. У тебя лишней не завалялось? Беру исключительно эксклюзивами…
Она хохотнула.
— А что, если и так, — засмущался Федя. — Чего за это получу?
Леночка захлопнула косметичку и, серьезно поглядев ему в глаза, сказала:
— Да что угодно.
— Во, — обрадовался Федя, — тогда заказывай. Чего тебе – катастрофу? Теракт? Снежного человека?
— Так и знала, что шутками всё закончится, — фыркнула Леночка, вставая. — Всё, я в столовку…
Федя нагнал её уже на лестнице и в волнении раздувая ноздри, пропыхтел:
— Я так понял, министра тебе для репортажа мало… А вот хочешь… хочешь… этот старый козел со своего места полетит!? — он ткнул пальцем куда-то вверх.
— Кто? — Удивилась Леночка, останавливаясь между пролетами. — Президент, что ли?
— Ну! Он самый. — Федя в возбуждении взбрыкнул ногами.
— Вот дурак, — Леночка постучала его по лбу. — Запомни: этот никогда не полетит…
— А вот и полетит! — голос Феди зазвенел от обиды. — Хочешь? Вот хочешь?! Или нет — спорим?!
— На что?
— На… на… на секс, — голос Феди вдруг сел.
— Ух ты какой скорый, — Леночка достала длинную сигарету и закурила, – А разве можно замужней женщине такое предлагать?
— Не знаю, — смутился, краснея, Федя. — Понравилась ты мне.
— Мало ли кому я нравлюсь… — несколько высокомерно обронила Леночка. — Ладно, спор приняла. Только ты дурак полный, и мне твой секс не нужен. Если проиграешь — триста баксов на бочку. И всё. А срок — неделя. Идет?
— Идет! Только зачем неделя? Сегодня же всё случится! — брякнул Федя, сжимаясь от радости.
— Нет, неделя. Чтоб ты успел деньги собрать. И не говори, что я тебя не предупреждала.
Покачав головой и как бы говоря: «вот идиот!» — Леночка ушла вниз по лестнице.
Федя же с портфелем прошмыгнул в сортир и, запершись в кабинке, достал бутылку.
— Эй, бля... джинн, или кто ты там есть... Задание понял? — сказал он, выдернув затычку.
— Ну, — ответили из бутылки.
— Тогда действуй.
— Уже, — буднично сказал голос. — И не забывай, у тебя еще есть одно жела…
Федя заткнул бутылку и пошел обедать. А заодно в аптеку — купить чего-нибудь к ужину…

 

Через час вернулся в редакцию — и не узнал коллектива. Комната напоминала улей: все собрались вокруг черно-белого «Шилялиса» и жужжали как сволочи. На экране мигала надпись: «Новость часа» — и камера показывала какой-то зал совещаний. Федя затаил дыхание. Прервав речь, Президент пересек зал, подошел к раскрытому окну, залез на подоконник, быстро-быстро замахал руками и воспарил в небо. Камера зафиксировала выражение ужаса на его лице.
— Говорят, уже час летает, никто поймать не может, — оживленно чесал за ухом Пуздилов. — Только брехня это всё, компьютерная графика… Черный Пи-Ар!
— Какой еще пиар, это ж в прямом эфире произошло! — кипятился Козолупов. — Я чуть со стула не упал, слышь! Как раз сидел, на рожу его глядел, и тут — трах! — он взял и полетел.
Пуздилов покачал головой, но спорить больше не стал. Зато женщины подняли самый настоящий гвалт, а Козолупов орал больше всех, фиглярствуя на тему, что, мол, все самые громкие сенсации происходят в обеденный перерыв, а значит, его, этот перерыв, вообще надо упразднить.
В углу за ширмой, положив голову на локти, тихо всхлипывала Леночка.
— Вот… я выиграл, — сказал ей Федя.
— Откуда ты знал? — подняв голову от стола, Леночка одарила его жутким взглядом василиска. — Ты что, экстрасенс?
— К чему эти подробности? Знал — и всё! — Федя надменно выпятил губу. — Я своё обещание выполнил — вот тебе твоя сенсация. Президент полетел за ветром. Всё в лучшем виде… Получите товар!
Леночка шмыгнула носом:
— Что за чушь… Его же не сняли!..
— Я и не говорил, что снимут. Я сказал — полетит. Он и полетел. И всё это дело, как видишь, очень даже хорошо сняли… На камеру… на много камер…
— Идиот! — лицо Леночки окаменело. — Пусть даже так! Чему ты радуешься? Ты что, не понимаешь?.. Теперь это уже не новость!
— Как это не новость… — растерялся Федя.
— А вот так! Какой смысл мне писать о том, что уже показали по всем телеканалам… Пережевывать одно и то же во второй раз… — Леночка грохнула по столу кулачком и расплакалась. — Бли-ин, это могла быть моя сенсация... Мой эксклюзив… А ты, дурак, всё просра-ал… ч… черт… ноготь еще из-за тебя сломала, урода…
Бросив взгляд в зеркальце, Леночка горестно взвизгнула и полезла в сумочку за платком. Оставленный не при делах Федя ощутил себя побитой собакой.
— Так ты отказываешь от обещания?..
— Какого еще обещания? — отняв платок от лица, она смерила его презрительным взглядом и зло сощурилась. — Что я могла тебе обещать? Болван недоделанный!..
— Кхм, — только и смог сказать Федя. — Так же нечестно!
— Зато жизненно! — Леночка высморкалась в носовой платок. — Гуляй отсюда… Будешь еще лезть — мужу скажу, он тебя в тротуар втопчет…
— Дура! — Федя плюнул и ушел к себе — греметь клавиатурой. Но Леночкин злой плач всё равно был слышен. Временами он срывался на визг. Можно было подумать, что кто-то пропитал её платочек слезоточивым газом. Через полчаса этого концерта явился похмельный Козолупов и неделикатно взял его за грудки.
— Слышь, приятель. Ты мне Ленку не обижай. И без того голова разламывается… А то, понимаешь, не успел прийти в коллектив — уже наглеет…
Это Федю немного образумило. Он сходил к безутешной Леночке и шепнул:
— Ты, это, хоть не говори никому…
Но было уже поздно. Сослуживцы стали поглядывать на него с подозрением, кто-то плюнул в остывающий чай, а Козолупов при виде его корчил такие рожи, что, матюгнувшись, Федя к концу дня швырнул на стол заявление об уходе.
До реки брел пешком. Мрачно курил. На набережной остановился и открыл портфель.
— Понравилось, брателла? — джинн высунулся из бутылки и подмигнул. — Всё, как ты заказывал…
— Угу… — отозвался Федя после паузы. — Только вот клиент совсем другое в виду имел…
— Ну, перегибы везде возможны. Это всё фигня! Кстати, президента собираешься с небес снимать, али как? Думай, в общем… У тебя осталось еще одно желание, братан!
Федя молчал, тяжко осмысливая пакостность сегодняшнего дня.
— Загадывай! — продолжил джинн. — Нигде нет такого качества исполнения, как у меня. Слышь, братан? Загадывай, не стесняйся! Это, можно сказать, твой единственный шанс! Любая твоя мечта способна претвориться в реальность!.. Проверено электроникой.
— А пошел ты… — сказал с мукой в голосе Федя, швыряя бутылку в реку. Из-под воды раздался звон бьющегося о камни стекла.
Проклиная всё не свете, Федя побрел прочь. В заднице свербело.
— Ничего, — донесся до него приглушенный голос джинна, — и здесь жить можно... В амфоре-то еще тесней было. Ты только гороху ешь поменьше, и всё будет путем.
Федя ощупал ягодицы и безнадежно взвыл:
— Эй, ты… с ума сошел?.. Пшел вон оттуда!..
— Хрен тебе, — удовлетворенно отозвался джинн. — Желания закончились, и ты мне теперь не указчик… так что принимай постояльца. Да, и не забудь новую затычку, в смысле пробку вытесать, а то мне сквозняки вредны… Радикулит, мать его… И всё-такое… Да. А пробка лучше всего дубовая, она прослужит дольше… понял, нет?.. Потому что я тут надолго…
Он устроился поудобней, свернулся калачом и захрапел.
А плачущий Федя пришел домой, взял топор, пилу, нашел в парке дуб и повесился на нем.

 

2003 г., сентябрь.



Страница: 1 (1 из 1)
Ваше имя:
Город:
Эл. почта:
Адрес в интернет:
И вот что я
хочу вам сказать:

SleenolaH |  | Delmas | Дата: 14.01.2014 06:26

Mожем сoбpатb для Вас по интернeт кoнтakты толbkо Bаших пoтeнциалbных kлиентов нeсколькo дecяткoв тыcяч в течение cyток Skype: prodawez389 ICQ: 6288862


SleenolaH |  | Delmas | Дата: 13.01.2014 04:19

Мoжeм сoбpaть для Bac по интеpнет кoнтаkты толbкo Ваших потенциaлbныx kлиeнтов неckoльko десятkов тысяч в тeчeниe сутоk Skype: prodawez389


SleenolaH |  | Delmas | Дата: 11.01.2014 01:14

Mожeм coбрать для Bac пo интepнeт koнтакты толькo Вашиx потeнциaльныx kлиентов неckолько десятkов тысяч в течeние сутoк Email: TsererinTserenchik@gmail.com


Zilaoutlida |  | Karakol | Дата: 07.01.2014 12:26

Можем собрать для Вас контакты только Ваших потенциальных клиентов несколько десятков тысяч в течение суток Skype: prodawez389 ICQ: 6288862


GreasteFalola |  | Algiers | Дата: 27.12.2013 20:22

Можем собрать для Вас контакты только Ваших потенциальных клиентов несколько десятков тысяч в течение суток Skype: prodawez389


wl |  |  | Дата: 27.01.2007 04:53

Оптимистично.


MICKEY-mOuse | http://www.mf-stalker.ru | Астрахань | Дата: 11.02.2005 15:20

пиздос с джином в жопе тяжело:)


programming & design: Sanich
special thanks to: Grief
Idea of texteffect (FlashIntro): Jared Tarbell